Версия для слабовидящих


«Не люблю слово “невозможно”»

Николай Муравьев

Перед тем как наши читатели познакомятся с Николаем Муравьевым, идейным вдохновителем и основателем проекта VR GO, хочу заметить, что на протяжении всего интервью меня не покидало чувство, что я пишу сценарий фантастического блокбастера. Судите сами: речь идет о виртуальной реабилитации, в которой человек, управляя своим аватаром, заново учится двигаться! И придумал все это не научный руководитель секретной лаборатории, а простой парень, сам прошедший школу выживания от и до.

Все началось с трагического случая, произошедшего со мной в Томске зимой 2010 года. Я поехал отмечать день рождения друга на лыжную базу. Там был склон для катания на «плюшках», а я решил съехать на спортивных санках. Спуск длиной в полкилометра я не помню. Когда очнулся, увидел маму моего друга, которая объяснила, что я лежу в реанимации уже три дня. До этого я не раз попадал в больницы: с переломом ключицы, вывихом плеча после тренировки по гимнастике, сотрясением. Обычно я сбегал из больниц на второй день, и тут собрался. Пока мне не объяснили, что на этот раз не получится: сломан позвоночник.

Уже потом, по рассказам друзей и очевидцев, я узнал, что во время спуска с горки я сильно разогнался — и меня вынесло на трамплин для сноубордистов, выбросило на повороте, я дважды ударился спиной о деревья. Мне невероятно повезло — поблизости оказался врач из областной больницы Олег Анатольевич Музейник, который с друзьями очень грамотно организовал мою эвакуацию: сначала на снегоходе — подняли меня наверх лежа, на столике из соседнего кафе, затем вызвали скорую, настояли, чтобы меня отвезли в городскую больницу. Все они спасли мне жизнь.

Мне сделали две операции, заменив поврежденные позвонки на титановые. Выживание в больнице продлилось три с половиной месяца. Организм плохо перенес бомбардировку антибиотиками, которые приходилось принимать, чтобы прижился весь «металл». Плюс сильнейшее сотрясение, гематомы и обезвоживание. К тому же началась аллергия на большинство препаратов, включая обезболивающие. Был период, когда все манипуляции хирурги делали наживую.

Через какое-то время, когда я начал восстанавливаться и тренироваться, в спине возникла настолько резкая боль, что я не мог встать с кровати. Оказалось, что один из болтов выкрутился и резал мягкие ткани. Я перенес еще одну операцию. Тот самый болт теперь хранится у меня как напоминание.

Лекарства не помогают, обезболивающие не действуют. Что придавало силы?

Мне повезло, что у меня любящая семья, близкие друзья. Они постоянно были со мной. Следили за лечением, все фиксировали, перепроверяли, по очереди дежурили в моей палате, брали отпуска, чтобы не оставлять меня одного. Не знаю, давал бы я сейчас интервью, если бы их не было рядом.

А как вам в голову пришла идея использовать виртуальную реальность в реабилитации?

Когда я лежал в больнице, мой врач сказал: «Николай, чтобы процессы шли быстрей, ты должен представлять, как ты двигаешь ногами, стопой, пальцами. Закрой глаза и визуализируй, как сжимаешь пальцы, сгибаешь коленку». Даже имея за плечами художественную школу, Университет графического дизайна, я испытывал колоссальные сложности с визуализацией. Концентрации внимания хватало минут на 1015.

В 2014 году я случайно увидел в интернете очки виртуальной реальности — и меня осенило: это то, что нужно! Спустя время пришло приглашение на первый сибирский хакатон по виртуальным проектам. Я решил воспользоваться возможностью и познакомить общественность со своей идеей. Мой проект зарубили на корню, сказав, что это невозможно. А я не люблю это слово. Невозможно бывает только тогда, когда не знаешь как или не хочешь. Идею я доработал, немного упростил, подготовил презентацию. И мы с командой получили одно из призовых мест. На эти средства я смог реализовать первый прототип программы VR GO.

food10388 copy 1

Николай, а если по-простому. В чем состоит принцип программы VR GO? Как она работает? Человек надел на себя виртуальные очки и…

…и попадает в комнату, в которой видит себя сидящим в футуристичном костюме. Комнату мы максимально проработали: свет, настроение, чтобы не было никаких раздражителей. Человек видит не просто свое тело, а как сокращаются и напрягаются мышцы при выполнении того или иного движения. Надев очки, он видит все вокруг себя за счет движения головы и курсора, который привязан к центру экрана, как прицел в игре.

А компьютер или другой какой-то девайс должен быть рядом?

Ничего не нужно. Надев очки, он уже в виртуальной реальности.

А как человек узнает о показателях своей активности?

Есть В2В-версия для медицинских учреждений и реабилитационных центров. Мы сделали там личный кабинет для врача. Врач смотрит, как пациент занимался, как выполнял упражнения: торопился или филонил, сколько подходов сделал, сколько пропустил. И есть В2С-версия для пользователей. Купил очки — и в домашних условиях занимаешься. Благодаря курсору можно наводить на маркеры, которые активируют движения. Допустим, посмотрел на коленку — и тут же активируется маркер — и движением головы вверх-вниз можно начать двигать ногой или стопой. Программа фиксирует, правильно ли человек делает эти движения, и корректирует его. Человеку не нужно думать, что делать. Программа ему досконально «проговаривает» алгоритм действий: наведи туда, посмотри вниз, поверни налево. Каждый выбирает свой проблемный участок. Допустим, левая сторона тела или левая нога, или обе руки. Исходя из выбора пациента, программа начинает подбирать нужные упражнения, чередуя их, чтобы избежать монотонности. Благодаря такой системе самообучения даже пациент в возрасте 75 лет на третий день самостоятельно занимался без помощи врача, тем самым снимая нагрузку с медперсонала. Бонус — приятная музыка.

Наш журнал «Я — МОГУ!» пишет о людях с ограниченными возможностями здоровья, которые не сдались, реализуют себя в личной и профессиональной жизни, делают мир вокруг себя более доступным, а общество — более инклюзивным. Но даже нашей команде нечасто удается брать интервью у человека, который не просто получил и пережил травму, но еще и взялся за реабилитацию других людей, да так креативно — задействуя виртуальную реальность.

В очень тяжелый больничный период, когда мне становилось все хуже и хуже, я попросил семью пригласить батюшку, чтобы исповедоваться и с чистой душой уйти в мир иной. Батюшка пришел, мы пообщались. Я рассказал ему, что за два месяца до страшного события решил кардинально изменить веселую студенческую жизнь: остепениться, прекратить гулянки, тусовки. Я ценил все, что Господь дал мне, и, ложась спать, всегда благодарил за крышу над головой, за семью, друзей, за все, что имею. И мне было обидно: почему то, что произошло со мной, было послано человеку благодарному? Батюшка сказал мне: «Не думай за что, а подумай для чего! Видно, на тебя возложены большие планы, ты должен сделать что-то важное».

food10297 1

Я профессионально занимался графическим дизайном, создавал кинореквизит, например шлемы штурмовиков из «Звездных войн», которые оценили даже в Голливуде — киностудия, которая занималась созданием таких блокбастеров, как «Чужие», «Хищник», «Терминатор», опубликовала на своей главной странице пост о моих работах.

Можно ли сказать, что вы первым протестировали на себе новую программу, как выдающиеся врачи прошлого, которые сначала на себе испытывали вакцины?

Многие удивлялись, как графический дизайнер может сделать медицинский проект. Вы видите — я сижу в кресле и как никто другой понимаю нужность такого проекта. Мною движет желание помочь себе и другим.

Конечно, я все тестирую на себе. Я применял одновременно и симулятор виртуальной реальности, и ЛФК-упражнения с инструктором, и стимуляцию спинного мозга током. В начале казалось, что результатов нет, а на третий месяц инструктор сказал, что, когда я делаю то или иное упражнение виртуально, например, вращение стопой, у меня отзываются мышцы, отвечающие за это движение. Мы замерили прохождение сигнала. Он был с задержкой от 8 до 14 секунд. Конечно, хотелось бы быстрее добиваться результатов, но и это уже результат. Уверен, мы двигаемся в правильном направлении! Сейчас мы приступили к мелкой моторике. Для тех, у кого нарушена двигательная активность пальцев, разрабатываем новые игры.

На следующем этапе я привез компьютер с очками в реабилитационный центр «Ортос», набрал несколько ребят и занимался с ними каждый день на протяжении двух недель. Их результаты оказались схожи с моими ощущениями: мурашки, покалывания, прострелы тока в конечностях. Один парень, переживший травму всего пару месяцев назад, лишившись подвижности ног, надел очки, начал заниматься в симуляторе, делая приводящие движения бедром, вдруг пошевелил ногой. Все, кто был в комнате, опешили.

Эффективность программы проверяли на людях с разными диагнозами: ДЦП, рассеянный склероз, травма позвоночника, черепно-мозговая травма, утрата конечности. После двух недель занятий результаты разнились, но улучшения были налицо. Например, у пациента с ампутированной конечностью прошла фантомная боль. Больше ему была не нужна «зеркальная терапия» (зеркало помещают между руками или ногами так, что изображение движущейся непораженной конечности создает иллюзию нормального движения в пораженной конечности; считается, что такая система позволяет стимулировать различные области мозга. — Прим. ред.). Теперь ему достаточно надеть очки и заниматься. В головном мозге формируется новая нейронная карта — и боль исчезает.

Кто вам помогает в реализации проекта?

Мы — команда единомышленников, близких по духу, каждый профессионал в своем деле. Мой друг Максим Жданов отвечает за бизнес и финансовое направление. Однажды он направил меня на акселератор, где я познакомился с врачом-кибернетиком Германом Шнайдером. Герман стал научным руководителем проекта и закрыл медицинские компетенции, которые были мне необходимы. Мы стали развивать программу вместе. Выходили на крупные медицинские центры, договаривались на их базах проводить испытания.

Пока пытались выжить в условиях пандемии, у нас появился партнер — крупная компания программных аппаратных комплексов «Хабилект», которая будет в свои комплексы интегрировать нашу программу. Еще разрабатываем самостоятельные игры для разных компаний медицинского направления.

Мы с вами всё о работе и о работе. А как проводите досуг?

Уже почти два года увлекаюсь пилотированием FPV-дронов. Это гоночные беспилотники, которые могут развивать скорость до 150 км в час. Ими нужно управлять в специальных очках, без какой-либо автоматики, полностью на ручном контроле. Я не могу ходить, но могу летать и чувствовать невероятную свободу перемещения в пространстве, переполняющую меня невероятным количеством адреналина!

 

Текст: Карина Аравянц.

Фото: из архива героя.


  • E-mail:  
    Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в браузере должен быть включен Javascript.
© 2021-2024 «Я – МОГУ!»
Разработка сайта с в Peppers Digital
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ # ФС77-81932