Версия для слабовидящих

Расширяя границы человеческих возможностей: от Черного моря до Тихого океана

Светлана Фомичёва – человек необычный. Оказавшись в 26-летнем возрасте в инвалидной коляске с переломом позвоночника, она не замкнулась в четырех стенах, а стала стремиться жить полной жизнью, покоряя новые горизонты. Сегодня она успешная бизнес-леди, профессиональный сомелье, одна из первых в России колясочница-дайвер. У Светланы обширная география погружений – от Черного моря до Тихого океана, а в мечтах – поездка на Большой Барьерный риф в Австралию и на Галапагосские острова.

Когда жизнь разделилась на «до» и «после»

В 1993 году верховая прогулка завершилась неудачным падением с лошади и переломом позвоночника.   – Тогда мне было 26 лет, а сыну – всего 2 годика. Жизнь только начинала набирать обороты, – говорит Светлана. – Я вообще с детства занималась верховой ездой, и катание на лошади было для меня делом привычным. Но трагедия произошла, и мир разделился на «до» и «после». Я очень благодарна своей семье, которая поддержала меня. Прошло уже много лет, и, вспоминая тот злополучный день, – приходит понимание, что горе сплотило нас еще больше.

По образованию – инженер-строитель, Светлана была вынуждена уйти с работы, но просто сидеть в инвалидном кресле она никак не планировала. Будущую профессию, которая бы ее увлекла, она нашла благодаря семейному турне во Францию. – Тогда, в 97-м, я поехала в туристическое путешествие в район долины Луары. Так вышло, что наш гид решил немного изменить программу, показать нам что-нибудь необычное. Он завез нас в гости к своему другу-виноделу и меня, прямо в инвалидной коляске, спустил в древний, средневековый погреб, на глубину метров 20. Мир виноделия буквально потряс меня многообразием нюансов ароматов и вкусов.  Поездка оставила неизгладимый след, и по возвращении в Москву мне захотелось продолжить знакомство с миром виноделия и освоить профессию сомелье, которая очаровывает меня по сей день.

«Под водой разделения между полностью здоровыми и людьми с ограниченными возможностями здоровья – просто не существует».

В дайвинге я тоже оказалась случайно. Но и закономерно. Почему-то из всех программ, которые тогда показывали по телевизору, мне больше всего нравилась научно-познавательная серия передач «Одиссея Кусто», где легендарный дайвер-путешественник раскрывал зрителям тайны морей и океанов. Благодаря ему я просто «заболела» подводными путешествиями, накупила книг по теме и каждый вечер читала книжки своему маленькому, 6-летнему сыну Артему. И вдруг однажды услышала от него: «Мама, я тоже хочу научиться нырять под водой!» Подводная романтика передалась и ему. Когда сыну исполнилось 10 (с этого возраста детям разрешено получать дайверский  сертификат PADI), мы немедля отправились в клуб «Акванавт». В итоге сын стал самым юным студентом, и при этом сдавшим с отличием почти все экзамены. Остался один – погружение на открытой воде. Встал вопрос сопровождающего, и в этот момент подключился наш папа. Ради сына он также прошел курс, получил сертификат. И мы отправились на Красное море, чтобы закрепить полученные в бассейне знания. Ребята мои были в полном восторге. А я…  я наблюдала за ними с кормы корабля и жутко завидовала. – Мадам, а не хотите минут на 10 под воду? В баллонах есть еще воздух, – вдруг предложил мне инструктор, видя, как я буквально выпрыгиваю из коляски. Не веря своему счастью, я погрузилась «в аквариум», – совсем неглубоко, метров на 5-10. Но этого хватило, – мир перевернулся во второй раз. Так свободно я не чувствовала себя даже раньше, до трагедии.


Эффект невесомости превзош
ел все ожидания

По возращении домой – я сразу отправилась в «Акванавт», но там лишь развели руками. Как это? Колясочница? Надо отметить, что в 2003 году такой практики работы с инвалидами не было, и я, можно сказать, была первопроходцем. Мой тренер все-таки нашелся, – Илья Дубровский не побоялся и сам разработал программу по моему обучению. Помню, как он буквально колдовал надо мной, – изучал, на что я способна, что могу. Пришли к выводу, что мне лучше плавать без ласт. Воды я не боялась, любила плавать с детства. Это моя родная стихия. Мне было необходимо освоить технические тонкости: как правильно продуваться, как контролировать тело с баллонами, надо было научиться расслабляться под водой, «зависать», хорошо держаться даже во время скоростного погружения. Под водой разделения между полностью здоровыми и людьми с ограниченными возможностями здоровья – просто не существует, – за ошибки мы все платим одинаково. Открытую воду я сдавала на озере Белое в Шатурском районе.

Сейчас я могу с уверенностью сказать, что благодаря моей теперь уже семье дайверов –мне открылись совершенно новые горизонты.  Я побывала в самых уникальных местах мира. Погружалась в Индийский, Атлантический, Тихий океаны, ныряла в самые экзотические моря и видела огромное количество рыб и космических пейзажей. А вот самое большое впечатление на меня произвело Палау. Туда мы попали тоже благодаря Кусто. В моей голове постоянно звучали его слова, что это место – рай для дайверов. И я предвкушала эту встречу более 5-ти лет. Кстати, это мое путешествие запечатлел оператор ВВС, – небольшой, 10-минутный фильм можно в любой момент посмотреть на ютьюбе. Так случилось, что он оказался в нашей группе и спросил моего разрешения на съемку. Там же произошла моя первая встреча с акулами. Мне было совсем не страшно, я просто не могла поверить, что вижу все это наяву, а не по телевизору. Вообще, если себя правильно вести, не проявлять панику или агрессию, – акулы тебя не тронут. А вот среагировать на биение сердца – это да, – если оно «зашкаливает», то могут принять за раненую рыбу и заинтересоваться.  Но без особой необходимости общаться не станут. А вот акулята, они любопытны как дети – и подплывали близко, и в маску носом заглядывали. Вообще, мне хочется добавить, что дайвинг – это, в первую очередь, релакс, общение с живой природой, единение с ней. Профессиональный дайвер просчитывает все риски и не допускает опасных ситуаций. Конечно, бывали случаи, когда ты попадаешь в течение и несешься с невероятной скоростью, а под тобой дна нет. Но вот тут как раз и понадобятся те навыки, которые уже отработаны в бассейне.

«Вообще, если себя правильно вести, не проявлять панику или агрессию, – акулы тебя не тронут».

Хочется передвигаться не только под водой, но и по своему району

Говоря о своем родном районе Ростокино, Светлана отмечает, что она пять лет, до 2016 года, была председателем общества инвалидов. Но потом отказалась от этой должности – полноценно отдаваться социальной работе, имея свое дело и путешествуя, сложно. Пришлось выбирать. – Безусловно, за последнее время некоторые улучшения и изменения для людей с ограниченными возможностями здоровья есть. Но и сегодня, если оценивать наш город по пятибалльной шкале, я бы поставила максимум двоечку. Внимание стали обращать на нужды инвалидов в парках, тротуары (не везде пока) оборудованы плавным спуском. Появился доступ в некоторые театры, музеи. Но дело в том, что в нашем районе большинство зданий строились очень давно, и изначально не было заложено таких возможностей. И порой установки лифтов, подъемников, пандусов «лепятся для галочки», – они не только неудобны, но подчас и небезопасны. Да и городской транспорт далеко не весь приспособлен для пользования инвалидом в коляске. Не хочу показаться пессимистом, но такими темпами мы еще не одно десятилетие будем перестраиваться. Но самое главное, начало положено. Нужды инвалидов стали замечать.


  • E-mail:  
    Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в браузере должен быть включен Javascript.
© 2021-2024 «Я – МОГУ!»
Разработка сайта с в Peppers Digital
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ # ФС77-81932